Пастухов Ю. Ф.

Эпоха сомнологии как самостоятельной науки отсчитывается с открытия в 1953 г Н. Кдейтманом и его аспирантами Ю. Азеринским и В. Дементом (США) второго вида сна – rapid eye movement sleep (REMS). REMS и Non REMS (NREMS) составляют цикл сна. Спустя 67 лет остаются не ясными эволюционное происхождение, причины видового разнообразия, главные функции и молекулярные механизмы REMS и его связи с NREMS в цикле сна. Ни одна из современных гипотез не объясняет, почему в течение ночи чередуются две радикально разные фазы сна. Сверхудивительно, что «руководитель» открытия Н. Кдейтман и Демент остались на другой позиции – никакого второго сна нет, а феномен REM – это периодическое проявление бодрствования (БОДР) во время сна. Происхождение этого БОДР разгадал В.М. Ковальзон ((1985-2011) – это «археоБОДР», являющееся результатом эволюционной трансформации БОДР холоднокровных.

Сравнительный анализ характеристик сна выявил у многих видов млекопитающих и птиц периоды, когда REM и другие фазические движения возникают на фоне синхронизации ЭЭГ, типичной для NREMS (утконос, мыши, суслики, котики, голуби, страусы и др.). Но не всегда ясно, когда речь идёт о REMS, как втором сне, а когда о вторжении «археоБОДР» в единый процесс сна. Невозможность селективной депривации одного NREMS или одного REMS может быть аргументом в пользу единого сна.

Впервые определена неизвестная нейропротективная функция REMS – возрастание в эволюционно древних структурах ствола мозга экспрессии гена hspa1, кодирующего шаперон Hsp70i, (Пастухов, Симонова, 2018), что связано с повышением скорости синтеза белков в предшествующих эпизодах глубокого NREMS. Предполагается, что эта новая функция необходима для «оберегания» ключевой функции единого процесса сна.

0